От зон свободной торговли – к совместному экономическому пространству - Prism Ua

От зон свободной торговли – к совместному экономическому пространству

Юрий Вдовенко, Совет внешней политики «Украинская призма» (Украина, Киев)

Підписатись на новини "Української призми"

Скачать PDF

Группа трех стран-подписантов соглашений об ассоциации с ЕС на данный момент пока что не выглядит единым экономическом пространством. Приоритетом и для Грузии, и для Молдовы, и для Украины остаются двусторонние отношения с ЕС

Год назад министр иностранных дел Украины Павел Климкин выступил с инициативой создания общего экономического пространства в рамках Восточного партнерства. В авангарде данного процесса, по его мнению, должна находиться группа стран, подписавших Соглашение об ассоциации. Однако инициатива пока не продвигается, а межгосударственное экономическое сотрудничество Грузии, Молдовы и Украины базируется на правилах Всемирной торговой организации и таких форматах, как Организация за демократию и экономическое развитие – ГУАМ и зона свободной торговли СНГ.

Оценивая своевременность и актуальность создания нового экономического объединения в рамках Восточного партнерства, целесообразно отталкиваться от уже приобретенного опыта деятельности стран в условиях Глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли (ГВЗСТ) на основе европейских подходов и практик.

Грузия

Грузия является участницей Соглашения об ассоциации с ЕС, предварительно применявшегося с 1 сентября 2014 года и полностью вступившего в силу с 1 июля 2016 года. Однако развивающиеся отношения с ЕС пока не приносят экономике Грузии серьезных улучшений или революционных изменений.

После вступления в силу Глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли общая структура грузинского экспорта значительно изменилась из-за существенного снижения экспорта в страны СНГ. Доля экспорта в ЕС в общем экспорте Грузии выросла с 20,9% в 2013 году до 29% в 2015-м, в то время как доля стран СНГ упала за тот же период с 55,5% до 38% в связи с крайне неблагоприятной экономической ситуацией в Украине и России. В 2016 году ЕС был основным торговым партнером Грузии: его доля в общем объеме торговли Грузии составила 31% (27% до вступления в силу ГВЗСТ), в том числе экспорт — 27%, а импорт — 31%.

Национальная экономическая политика Грузии сконцентрирована не столько на расширении торговли, сколько на привлечении прямых иностранных инвестиций

Внешнеторговый оборот Грузии в 2016 году составил $12 млрд, что на 20% выше показателя предыдущего года. При этом экспорт за год уменьшился на 4% и составил $2,1 млрд, а импорт вырос на 27%, до $9,9 млрд. Торговля со странами-членами ЕС выросла на 14%, составив $3,6 млрд. Причем рост был достигнут в основном за счет увеличения импорта европейских товаров в Грузию, в то время как экспорт грузинской продукции в ЕС продолжает снижаться – на 12%, до $571 млн.

Снижение показателей главным образом обусловлено изменением цен по четырем основным позициям, которые составляют около 60% грузинского экспорта: минеральное топливо, орехи, удобрения и продукция горнодобывающей отрасли. Торговля с Грузией составляет 0,1% от общего объема торговли ЕС. Основные европейские импортеры товаров из Грузии – Болгария, Италия и Германия. В результате реализации соглашения о зоне свободной торговли в ЕС экспортируются киви, черника, орехи, чеснок и вино, наблюдается рост экспорта меди и нефтяных масел, а в конце 2016 года начался экспорт меда.

Снижение показателей экспорта отмечается и в торговле Грузии со странами СНГ. В 2016 году внешнеторговый оборот Грузии с этими странами уменьшился на 3% и составил всего $2,7 млрд. При этом экспорт сократился на 12%, до $739 млн. Доля стран СНГ во внешнеторговом обороте Грузии составила 23%, в том числе экспорт — 35%, а импорт — 20%.

В целом же тройка крупнейших торговых партнеров Грузии остается неизменной на протяжении нескольких лет. На первом месте — Канада ($1,8 млрд), на втором — Турция ($1,5 млрд), а на третьем — Россия ($0,9 млрд). Причем по объемам экспорта из Грузии Россия вышла на первое место ($206 млн), опередив Турцию ($174 млн), Азербайджан ($153 млн) и Армению ($151 млн).

Вместе с тем постепенно влияние зоны свободной торговли на национальную экономику начинает приносить более ощутимые результаты: так за январь-март 2017 года экспорт Грузии в страны ЕС увеличился на 44%. При этом национальная экономическая политика Грузии сконцентрирована не столько на расширении торговли, сколько на привлечении прямых иностранных инвестиций. Предпосылками для этого стали базовые реформы по упрощению ведения бизнеса, а также проведенные институциональные и законодательные изменения для фактического использования преимуществ ЗСТ. На сегодня европейские компании вложили в Грузию около 50% всех прямых инвестиций, сделанных после 2010 года, что делает ЕС предпочтительным партнером страны.

Международные организации прогнозируют, что именно ГВЗСТ будет определять дальнейший рост грузинской экономики. Эксперты Европейского банка реконструкции и развития считают, что в 2017 году экономический рост в Грузии достигнет 3,9%. По прогнозам Всемирного банка, в 2017–2018 годах у Грузии будет один из самых высоких показателей экономического роста среди стран Восточной Европы и Центральной Азии. По мнению Международного валютного фонда, в текущем году экономический рост Грузии составит 4,5%, а в 2018 году вырастет до 5%. Для достижения прогнозируемых показателей Грузия концентрирует усилия на четырех основных направлениях: реформы, направленные на создание рабочих мест; реформа образования, ориентированная на экономическое развитие; развитие регионов и их инфраструктурная модернизация; реформа управления для повышения эффективности и прозрачности госструктур.

Молдова

В полном объеме зона свободной торговли с ЕС в Молдове начала действовать в июле 2016 года, хотя Cоглашение об ассоциации было подписано еще в июне 2014 года, сопровождаясь постоянным давлением со стороны Российской Федерации.

Для Молдовы ЕС является крупнейшим торговым партнером с общим внешнеторговым оборотом в $3,3 млрд по итогам 2016 года, при этом наблюдается увеличение объемов торговли: по сравнению с 2015 годом – на 1,5%.

Вместе с тем тенденции в торговле остаются разнонаправленными: в 2016 году экспорт в ЕС вырос на 7,7%, до $1,2 млрд, а импорт уменьшился на 2%, до $2 млрд, образуя отрицательное сальдо в $800 млн. При этом Молдова направляет в ЕС около 65% всего экспорта: в основном сельскохозяйственную продукцию, текстиль и продукцию машиностроения. Доля же Молдовы во внешнеторговом обороте ЕС, как и доля Грузии, составляет лишь 0,1%. После подписания Cоглашения об ассоциации наблюдается рост нескольких групп товаров в структуре молдавского экспорта в ЕС (в основном в Румынию, Италию, Германию и Великобританию): в частности семян подсолнечника, орехов, винограда, сухофруктов, пшеницы, ячменя, сахара, бумаги, одежды, постельных принадлежностей.

Несмотря на введение санкций со стороны России, после подписания Молдовой Cоглашения об ассоциации торговые отношения между странами сохраняются на достаточно высоком уровне

Оценивая результаты влияния ГВЗСТ на молдавскую экономику, следует учитывать и тот факт, что в 2008–2015 годах между Молдовой и ЕС действовал режим асимметричной торговли, в рамках которого молдавские товары при экспорте в ЕС не облагались пошлинами, а европейские при ввозе в Молдову облагались.

Несмотря на введение санкций со стороны России, после подписания Молдовой Cоглашения об ассоциации, в частности установления ввозных пошлин и запрета на импорт ряда продуктов, торговые отношения между странами сохраняются на достаточно высоком уровне. Доля России в молдавском экспорте составляет 12% (больше лишь у Румынии). Преодолевать экономические последствия российских санкций Молдове достаточно сложно, поскольку ограничения коснулись товаров, производимых в отраслях, обеспечивающих рабочими местами значительное число граждан: производстве сельскохозяйственной продукции, напитков, оптических приборов, текстиля.

Сотрудничество Молдовы с ЕС не ограничивается лишь торговлей. Европейские страны (в первую очередь Нидерланды, Кипр, Франция и Испания) являются основными инвесторами в молдавскую экономику, обеспечивая более половины всех прямых иностранных инвестиций —53,4%.

Официальный Кишинев ожидает, что в перспективе 2020 года действие Глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли обеспечит прирост ВВП на 5,4%, расширение торговли с ЕС —16% роста экспорта и 8% импорта, а также обнулит пошлины на 99% продукции. При этом, по прогнозам Всемирного банка, рост экономики Молдовы в 2017–2018 годы составит 2,8% и 3,3%, соответственно. В свою очередь МВФ повысил прогноз экономического роста в 2017 году с 3% до 4,5%. Прогноз на следующий год остался почти неизменным — 3,7% вместо 3,8%.

Украина

Украинская история соглашения о Глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли достаточна непроста. Реализация торговой части Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС началась лишь с 1 января 2016 года в режиме временного применения, а внедрение ее в полном объеме ожидается с 1 сентября 2017 года. При этом европейская сторона либерализовала таможенный режим еще в 2014 году, отменив 95% ввозных пошлин на промышленные товары и 84% на сельскохозяйственную продукцию. С 1 января 2016 года Украина обнулила пошлины на импорт около 70% товаров из ЕС, а для остальных товаров действуют переходные периоды.

При ГВЗСТ Европейский Союз превратился в главного торгового партнера Украины, хотя ее доля во внешней торговле ЕС и не превышает 1%. В 2016 году экспорт в ЕС начал расти после двух лет падения объемов внешней торговли Украины, вызванного российской агрессией, мировым снижением цен на сырье и экономическим кризисом, и составил $16,4 млрд, а импорт – $19,5 млрд.

Как следствие ЕС стал крупнейшим торговым партнером: его доля в экспорте Украины составила 35,8%, а в импорте — 43,7%. За первый год действия ГВЗСТ наблюдается положительная динамика: экспорт вырос на 7,6%, а импорт – на 8,5%. Общий объем торговли между Украиной и ЕС в 2016 году вырос на 8,1%. Тренд к расширению сотрудничества набирает обороты, за 5 месяцев 2017 года экспорт в ЕС составил $6,8 млрд, что на 25,2% больше по сравнению с соответствующим периодом 2016 года.

Рост аграрного экспорта в ЕС помог частично компенсировать потери, которые аграрные производители Украины понесли на российском рынке

 

Драйвером роста является аграрный блок и пищевая промышленность. По итогам 2016 года их доля в росте экспорта составила более 80%. В выигрышной ситуации оказались легкая промышленность (более 80% продукции экспортируется в ЕС), деревообрабатывающий комплекс и машиностроение (более 50% продукции экспортируется в ЕС). При этом рост аграрного экспорта в ЕС помог частично компенсировать потери, которые аграрные производители Украины понесли на российском рынке.

Происходит расширение экспортного ассортимента и за счет продукции с высокой степенью переработки и добавленной стоимости: доля сырья и полуфабрикатов в экспорте сокращается и, соответственно, растет доля переработанной продукции, которая достигла 44% в 2016 году. Наибольший вклад в рост экспорта в ЕС вносят такие товарные группы, как подсолнечное масло, автомобильные запчасти, электрическое оборудование, изделия из древесины, провода, электрические водонагреватели, мебель.

В 2017 году продолжился переговорный процесс с ЕС о дополнительных торговых преференциях. Совет ЕС предоставил расширенные возможности беспошлинного ввоза украинских товаров сроком на три года. В то же время Украина ввела защитные меры, которые противоречат духу соглашения: например, мораторий на вывоз леса и экспортные пошлины на металлолом. Данные действия привели к негативной реакции со стороны ЕС и отсрочке второго транша макрофинансовой помощи.

В целом же, хотя ГВЗСТ и оказывает положительное влияние на экономические отношения Украины и ЕС, сальдо внешней торговли с ЕС остается отрицательным, а львиную долю в поставках на европейский рынок занимает сырье и полуфабрикаты. И поломать данную тенденцию в ближайшее время без повышения конкурентоспособности украинских товаров и наращивания экспорта базовых отраслей украинской промышленности вряд ли удастся.

Набирающий силу европейский курс Украины прогнозируемо охладил отношения с Россией как в политическом, так и в экономическом контексте. Следствием этого стало падение товарооборота, противостояние в энергетической и торгово-экономической сфере, введение санкций с обеих сторон. С 1 января 2016 года Россия остановила действие договора о зоне свободной торговли с Украиной, основанием для чего стало начало действия ГВЗСТ между Украиной и ЕС. Общие объемы экспорта из Украины в Россию продолжили снижение и по итогам 2016 года составили $3,6 млрд (на 25,6% меньше, чем в 2015 году), импорт уменьшился на 31,3%, до $5,1 млрд. Отрицательное для Украины сальдо составило -1,5 млрд.

Несмотря на резкое падение показателей, Россия все же остается крупнейшим торговым партнером Украины, а ее доля в 2016 году достигает 10% внешнеторгового оборота (в 2015 году – 12,7%, в 2014 году – 18,2%). При этом в начале 2017 года наблюдался существенный прирост экспортных показателей вследствие продажи украинской металлургической и машиностроительной продукции, что свидетельствует о сложностях переориентации украинских производителей высокотехнологичных товаров с высокой добавленной стоимостью на европейские рынки.

К сожалению, неизменной остается ситуация с привлечением европейских инвестиций, их объем, вопреки ожиданиям, находится на низком уровне. Перспективные преимущества работы европейского бизнеса в Украине в условиях действия ГВЗСТ нивелируются отсутствием структурных изменений, способных повлиять на улучшение инвестиционного климата.

Заключение

Сложившиеся реалии можно охарактеризовать как замедленную, но положительную динамику влияния Глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли на экономику Грузии, Молдовы и Украины, в первую очередь в развитии двусторонних внешнеторговых связей трех стран с ЕС. Практика первых лет имплементации положений ГВЗСТ подтверждает как ожидаемую сложность адаптации правовых норм и приспособления бизнеса к новым условиям ведения финансово-хозяйственной деятельности, с одной стороны, так и готовность ЕС идти на определенные уступки, предоставляя, например, дополнительные автономные торговые преференции, с другой стороны.

Переход на европейские правила ведения бизнеса осуществляется достаточно медленно, принося не ожидаемые дивиденды, а, скорее, понимание неизбежности долгосрочного процесса адаптации. Приведение национальных законодательств в соответствие с европейскими нормами происходит одинаково проблемно, порой сопровождаясь принятием противоречивых решений. При этом усилия сосредоточены на переговорах с ЕС о предоставлении дополнительных преференций, а не на внутренних экономических преобразованиях. Основным драйвером наращивания сотрудничества с ЕС является агропромышленный блок.

Однозначным трендом, касающимся всех трех партнеров ЕС, является переориентация национального бизнеса с российского на европейский рынок, хотя РФ продолжает играть весомую роль в экономической жизни стран. Внедряя ГВЗСТ, все три страны столкнулись с агрессивным противодействием РФ их интеграции в европейское экономическое пространство с последующим сокращением внешнеторговых связей. При этом ГВЗСТ с ЕС пока не позволяют в полной мере компенсировать потери от закрытия российского рынка.

Как следствие остаются актуальными рекомендации, касающиеся трех основных моментов:

  • органам власти ЕС – рассмотреть новые возможности для лучшей интеграции трех стран, подписавших соглашения об ассоциации, в экономической сфере
  • органам власти Украины, Молдовы и Грузии — сосредоточить усилия на приведении национальных законодательств в соответствие с европейскими нормами в установленные Соглашением временные рамки, а также наладить более тесное сотрудничество между собой для обеспечения постоянной координации усилий;
  • бизнесу трех стран, подписавших соглашение об ассоциации — оперативнее реагировать на открывающиеся возможности, в том числе активнее использовать имеющиеся механизмы содействия выходу на европейские рынки.