Армения: Испытания, изменения и избранные - Prism Ua

Армения: Испытания, изменения и избранные

Ричард Гирагосян, Центр региональных исследований

Підписатись на новини "Української призми"

Скачать PDF

Прошлый год для Армении был отмечен началом нового периода –  значительных проблем, изменений и выбора. От возобновления серьезных боевых действий в Нагорном Карабахе в апреле и до двухнедельного захвата заложников в июле –  2016 год стал сложным для правительства Армении.

 

Внутренняя политика: Двухнедельный захват заложников как диагноз для общества

После того как правительству Армении удалось неожиданно для многих внести изменения в конституцию, страна начала подготовку к переходу к новой, парламентской форме правления. Эти изменения были одобрены спорным национальным референдумом в декабре 2015 года и повысили значимость предстоящих парламентских выборов, назначенных на апрель 2017-го, а также больше распалили политические игры и повлияли на расстановку сил всех партий.

В то же время возобновление столкновений в Нагорном Карабахе на протяжении практически всего прошлого года усугубило закрытость внутренней политики Армении. В такой обстановке более умеренные взгляды вытеснялись во внутреннем политическом дискурсе более воинственными.

 

Закрытость политического пространства усилила степень отчаяния в обществе.

 

Оно  достигло высшей точки при захвате полицейского участка в армянской столице в июле небольшой, но хорошо вооруженной группой, связанной с немногочисленной маргинальной радикальной оппозицией. На протяжении этих двух напряженных недель вся страна следила за противостоянием между полицией и боевиками, которые захватили в заложники полицейских во время нападения, затем – еще несколько человек из группы медперсонала, которая пыталась помочь раненым.

Хотя многие поняли, а некоторые даже поддержали преступные действия боевиков,

большая часть населения все же осудила их действия. Тем не менее, из этого происшествия был извлечен реальный урок: власти уже не могли игнорировать или отрицать кипящее недовольство и чувство отчаянного разочарования в обществе.

Экономика: Застой и рак коррупции

Помимо серьезных последствий этих политических изменений, страна по-прежнему сталкивается с растущими сложностями: от длительного экономического застоя и вялого роста до серьезного снижения объема денежных переводов. Но основная сложность является больше внутренней, нежели внешней, и произрастает из «рака коррупции», который  остается главным препятствием для реформ и развития.

Необходимость преодолеть экономическую слабость заставила Армению меньше полагаться на свое членство в возглавляемом Россией Евразийском экономическом сообществе (ЕврАзЭС), которое в значительной степени не оправдало ожиданий касательно расширения торговли и экономических выгод. Вместо этого Армения обратила свой взор на Запад и получила существенную финансовую поддержку со стороны Всемирного банка и Международного валютного фонда (МВФ). Последний предоставил очередной дополнительный кредит в размере $ 71 млн.

Западное финансирование последовало за принятием государственного бюджета Армении на 2017 год, который предполагает резкое сокращение государственных расходов примерно на $210 млн. Кроме того, МВФ перевел очередной транш в размере 21,2 млн. долларов США по 112-миллионной кредитной программе для Армении, которая была запущена в 2014 году. Таким образом, был увеличен общий объем финансирования на сегодняшний день – до $90 млн.

В то же время экономическая слабость также усилила необходимость выполнения обязательств и восстановления отношений Армении с Европейским Cоюзом (ЕС). Были запущены интенсивные переговоры по новому базовому соглашению о сотрудничестве взамен проваленного Соглашения об ассоциации.

Внешняя политика: Армения в зоне опасности

Нагорнокарабахский конфликт уже давно является важнейшим фактором внешней политики Армении и представляет собой динамичную и непосредственную угрозу. Внутренняя необходимость в возобновлении зашедшего в тупик процесса мирного урегулирования в сочетании с нарушением режима прекращения огня и пограничными столкновениями только повысила и обострила политическое значение и серьезность карабахской проблемы.

Первые серьезные столкновения с момента заключения соглашения о прекращении огня в 1994 году, боевые действия в апреле 2016-го подтвердили, что «замороженный» конфликт в Нагорном Карабахе не только вступил в новую, гораздо более серьезную фазу, но и создал новые риски для хрупкой региональной безопасности и стабильности. В этой ситуации Армения стоит перед важным выбором стратегического направления внешней политики. Этот выбор определяется и кризисом в отношениях с Россией, и поворотом на Запад.

Зависимость безопасности Армении от России в последние годы лишь углубляется, во многом из-за нерешенности нагорнокарабахского конфликта. Но в 2016 году асимметрия и ограниченность каких-либо очевидных выгод от стратегического «партнерства» с Россией бросили тень сомнения на ожидания Армении касательно российской поддержки. И поскольку Россия стала основным поставщиком оружия и в Азербайджан, и в Армению,

 

пришло запоздалое понимание того, что российские интересы вовсе необязательно предполагают поддержку Армении.

 

Хотя Армения остается заложником более широкой «зоны опасности», страна приступила к реализации нового курса, направленного на преодоление угрозы изоляции. В стратегическом смысле Армения более успешно расширяет альтернативные направления и уже начинает осознавать опасность своей чрезмерной зависимости от России как основного гаранта безопасности и партнера.

Кроме того, с тех пор как «стратегическое партнерство» Армении с Россией стало устойчиво односторонним, Ереван наконец осознал, что хотя близкие отношения с Россией и имеют большое значение в долгосрочной перспективе, сейчас крайне важно максимизировать свои возможности и получить дивиденды от более согласованного сотрудничества с Западом. Таким образом, даже если Армения еще не вышла из этой «зоны риска», глубокие тенденции однозначно свидетельствуют о более взвешенной политике, направленной на преодоление изоляции Армении и достижение нового уровня стабильности и безопасности.