Беларусь: День (не)Воли - Prism Ua

Беларусь: День (не)Воли

Арсений Сивицкий, Центр стратегических и внешнеполитических исследований (Беларусь, Минск)

Підписатись на новини "Української призми"

Скачать PDF

Массовые акции протеста в марте закончились репрессиями против активистов и арестом семи сотен участников. Тем не менее это фактически не повлияло на отношения Беларуси с Западом. А главной проблемой на внешнеполитической повестке дня остались все ухудшающиеся отношения с Российской Федерацией

Внутренняя политика. Массовые протесты усиливаются

Как и месяцем ранее в марте протестная динамика в Беларуси продолжила нарастать. Акции протеста прошли в городах Молодечно 10 марта (1000 участников), Пинске 11 марта (350 участников), Бобруйске, Бресте, Орше и Рогачеве 12 марта (2050 участников в совокупности, самое многочисленное выступление в Орше, 1000 участников), Минске, Гродно, Могилеве 15 марта (3250 участников, больше всего в Минске, 1750 участников). 18–19 марта прошла серия протестных выступлений в городах Лунинец, Кобрин, Мозырь, Светлогорск, Слоним (самое многочисленное выступление, порядка 300 человек), Барановичах. Неудачей завершилась попытка организовать протестные выступления в Борисове.

Однако все эти протесты, в отличие от предыдущих акций, организовывались исключительно силами анархистской организации «Революционное действие» и не были поддержаны другими оппозиционными структурами и медиа. Сами анархисты объяснили немногочисленность выступлений дефицитом медиа-ресурсов. Однако организаторы мероприятий 18–19 марта не скрывали того факта, что они носят характер подготовки к ключевым событиям 25 марта, прежде всего, в Минске.

В целом акции проходили по отработанным ранее сценариям. Это исключительно мирный протест с конкретным основным требованием: отменить декрет №3 о специальном сборе для неработающих граждан Беларуси — и другими политическими требованиями. На многочисленной санкционированной акции в Минске 15 марта , в отличие от акций в регионах, преобладали профессиональные активисты различных оппозиционных структур.

Главной характеристикой поведения белорусских властей была неготовность встретить протесты. Фактически они с большим запозданием реагировали на уже происшедшие события и даже не пытались вернуть инициативу себе. Пожалуй, единственной сферой, где Минску удалось сохранить самообладание и стратегические приоритеты, была внешняя политика.

На внутриполитическом поле действия властей сводились к набору стандартных реакций: «откат» декрета в виде приостановки его действия, «сохранение лица» в виде отказа его отменить, либеральные сигналы 9 марта о необходимости диалога с обществом, жесткие сигналы и репрессии, направленные якобы на активистов, провокаторов и организаторов протестов. В итоге на протяжении всего рассматриваемого периода власть фактически демонстрировала отсутствие стратегического видения и четкого плана действий, направленного на стабилизацию ситуации. И действия по деэскалации ситуации, и тактика эскалационного доминирования реализовывались таким образом, что противоречили друг другу и сводили на нет позитивные эффекты, в то же время гипертрофируя негативные последствия.

Главным политическим событием месяца стала несанкционированная акция протеста 25 марта в «День воли». Власти практически сорвали протест превентивными арестами оппозиционных активистов и затем жестким разгоном участников акции бойцами ОМОНа и внутренних войск Министерства внутренних дел (были задержаны 700 человек). Несмотря на брутальность действий силовиков 25 марта в «День воли», на следующий день в Минске и ряде других городов прошли митинги в знак солидарности с задержанными активистами. По сути это означает девальвацию силового ресурса власти в условиях ухудшающегося социально-экономического положения: тактика запугивания и репрессий больше не является сдерживающим фактором протестов.

Это событие стало кульминацией политического кризиса в Беларуси, который начался с первых протестных выступлений 17 февраля. Хотя в целом международная реакция на случившееся была негативной, худшего сценария развития ситуации в отношениях с Западом, то есть восстановления санкций против официального Минска, пока удалось избежать.

Экономика. Продолжение падения

По оперативным данным на март, ВВП Беларуси в январе–феврале 2017 года снизился на 1% по сравнению с тем же периодом прошлого года, несмотря на оптимистические прогнозы властей. Главной причиной падения ВВП стали недопоставки в Беларусь российской нефти.

В целом в стране продолжается понижение уровня жизни большинства населения. При этом в отдельных секторах экономики отмечается плановый рост цен. Так, с 1 марта в Беларуси выросли цены на некоторые марки сигарет, подорожали звонки со стационарных телефонов. Кроме того, были проиндексированы субсидируемые государством цены на природный и сжиженный газ, а также тарифы на электрическую и тепловую энергию для отопления и горячего водоснабжения.

На фоне этого белорусские власти продолжали активные переговоры с МВФ. 16 марта по приглашению президента Беларуси Минск посетили руководитель миссии МВФ  по Беларуси Питер Долман, заместитель руководителя Европейского управления МВФ Танас Арванитис и старший региональный представитель МВФ по региону СНГ Бас Баккер. Одним из обсужденных ими моментов была экономическая и социальная ситуация, также был затронут вопрос о системе социальной защиты для тех, кто больше всего в ней нуждается. В апреле МВФ продолжит переговоры с Беларусью о новом кредите на сумму не менее $3 млрд на десять лет под 2,28% годовых.

Тактика запугивания и репрессий больше не является сдерживающим фактором протестов

Помимо этого, 29 марта Александр Лукашенко провел встречу с со старшим вице-президентом Всемирного банка по операционным вопросам Кайлом Питерсом, визит которого был связан с развитием и утверждением новой программы для Беларуси на следующие три–четыре года. Сейчас на повестке дня стоят девять программ на общую сумму около $1 млрд. Программы касаются инфраструктуры, водоснабжения, энергетики, транспортной сферы, сотрудничества в области образования.

Вместе с тем если официальные власти продолжат жестко подавлять протестные акции граждан, есть серьезный риск заморозки сотрудничества между Беларусью и международными финансовыми институтами.

Внешняя политика. Российско-белорусская конфронтация усиливается

Белорусско-российские отношения оставались системообразующим фактором в ситуации внутри и вокруг Беларуси. Дальнейшее усиление конфронтации сопровождалось непоследовательными попытками нормализации и весьма странными шагами белорусской стороны, свидетельствующими об отсутствии стратегической воли и единого подхода.

В ходе прошедшего в Бишкеке заседания Евразийского межправительственного совета белорусский премьер-министр Андрей Кобяков публично озвучил основные претензии Минска к Москве в рамках ЕАЭС  и двусторонних отношений, связав эти претензии c наличием барьеров в торговле и высокой ценой на газ. Однако российский премьер Дмитрий Медведев жестко парировал, заявив, что у Беларуси всегда есть возможность выйти из ЕАЭС. Последующий комментарий президента Лукашенко касался недопустимости «бухгалтерского» подхода к белорусско-российским отношениям. Ему парировала пресс-служба Медведева, заявившая о неизбежности «бухгалтерии» в двусторонних отношениях .

В нефтегазовой сфере российская сторона тоже перешла в наступление: она подтвердила свою позицию о том, что белорусский долг в 700 млн долларов за газ, поставленный в 2016 и начале 2017 годов, должен был выплачен полностью, причем это является предварительным условием для достижения компромисса по цене на газ в дальнейшем.

Более того, затем российская сторона объявила о необходимости повышения цены на газ для Беларуси до $141 за 1000 кубических метров . Причем данная цена в расчетах российской стороны выглядит вполне обоснованной, а министр энергетики России Александр Новак признал возможность достижения компромисса по цене после погашения Беларусью задолженности.

Российская сторона также утвердила график поставок нефти в Беларусь в объеме 16 млн тонн до конца 2017 года  (по 4 млн в квартал), что на 6–8 млн тонн меньше, чем желал белорусский партнер. И этот график, судя по всему, никак не зависит от исхода переговоров по газу. Основная причина сокращения поставок нефти связана вовсе не с разногласиями по газу, а с необходимостью обеспечить доходы «Транснефти» от эксплуатации второй очереди нефтепровода «Балтийская трубопроводная система» и новой инфраструктуры порта Усть-Луга.

Несмотря на имеющиеся противоречия, по словам белорусского президента Александра Лукашенко, Беларусь не собирается сворачивать военное сотрудничество  с Россией из-за разногласий в других сферах. Данное заявление было направлено на то, чтобы еще раз подтвердить приверженность Беларуси своим военно-политическим обязательствам в рамках Союзного государства, но в то же самое время упрекнуть российскую сторону в нарушении собственных обязательств перед Беларусью в других сферах.

На этом фоне Беларусь столкнулась с довольно лояльным отношением со стороны стран Запада. Несмотря на масштабные репрессии против оппозиции и гражданских активистов за участие в мартовских несанкционированных митингах против «декрета о тунеядцах», ключевые международные институты (ЕС, ОБСЕ, Совет по правам человека ООН) ограничились сдержанными замечаниями или требованиями, что можно считать серьезным успехом белорусской дипломатии.