Молдова между молотом и наковальней: Президентские выборы 2016 года и баланс власти - Prism Ua

Молдова между молотом и наковальней: Президентские выборы 2016 года и баланс власти

Д–р Алла Роска, ассоциированный эксперт, Ассоциация внешней политики Молдовы (Молдова, Кишинев)

Підписатись на новини "Української призми"

Скачать PDF

Республика Молдова – одна из беднейших европейских стран, которая находится в процессе демократического перехода и декларирует проевропейский вектор развития. Хотя Молдова и не входит в список главных игроков на международной арене, как Запад, так и Россия обращают на эту маленькую страну на пересечении Запада и Востока серьезное внимание. После того, как Конституционный суд Молдовы утвердил проведение прямых президентских выборов, граждане страны 30 октября 2016 года пришли на избирательные участки впервые за последние 20 лет. Игорь Додон, пророссийский лидер Партии социалистов Республики Молдова, и Майя Санду, лидер правоцентристской партии “Действие и солидарность”, вышли во второй тур. Додон победил Санду с отрывом в 4% и выиграл президентство (52,1% против 47,89%). Предвыборная кампания подчеркнула геополитические противоречия внутри страны: Додон ориентировался на пророссийский вектор, а Санду – на проевропейский. До этого момента Молдова постоянно декларировала проевропейский вектор внутренней и внешней политики, основываясь на Соглашении об ассоциации, подписанном в 2014 году и ратифицированном всеми государствами – членами ЕС. Однако избрание Додона поставило под сомнение, продолжит ли Молдова прозападный путь либо будет больше ориентироваться на Россию. Кроме геополитической неопределенности, во время кампании актуальными также стали вопросы глубоко укорененной коррупции в обществе и слабости институциональных структур.

Внешние и внутренние факторы влияния

В марте 2016 года Конституционный суд (КС) Молдовы принял решение отменить непрямые выборы президента через Парламент, не приняв во внимание публичные дебаты и консультации по данному вопросу. Это решение было воспринято неоднозначно, так как в нем увидели влияние правящих элит во главе с Владимиром Плахотнюком, самым богатым олигархом страны и ее самым непопулярным политиком. Якобы целью было отвлечь внимание общественности от информации о краже $1 млрд, что составляет одну восьмую ВВП Молдовы. Решение КС было обусловлено также массовыми протестами, которые организовали новые правоцентристские движения. В определенный момент их поддержали (искренне или нет) пророссийски настроенные партии, которые выступили с антикоррупционными лозунгами. Предполагалось, что прямые выборы президента гражданами Молдовы усилят политическую легитимность правительства в глазах общества и понизят высокий уровень недоверия к государственным институтам.

Хотя кандидаты отдельно не акцентировали внимание на геополитических вопросах во время предвыборной кампании, но их взгляды на внешнюю политику для избирателей имели важное значение. Додону удалось мобилизовать пророссийский электорат: он пообещал открыть российский рынок для молдавских товаров, агитировал за евразийскую интеграцию и говорил о создании возможностей для молдавских трудовых мигрантов. Более того, его антикоррупционный меседж апеллировал к людям, разочарованным нынешними правящими элитами. Додон почти единолично представлял левый электорат, поскольку Партия коммунистов не выдвинула своего кандидата, а популярный лидер “Нашей партии” Ренато Усатый не смог баллотироваться, так как не проходил возрастной ценз.

Хотя кандидаты не акцентировали внимание на геополитических вопросах, их взгляды на внешнюю политику для избирателей имели важное значение

Майя Санду, с другой стороны, в первом туре выборов столкнулась с конкуренцией за правый электорат. За президентское кресло также боролись два кандидата, выступающих  за объединение с Румынией, и бывший премьер–министр Юрий Лянкэ. Санду не говорила непосредственно о внешнеполитических вопросах, но, будучи выпускницей Гарварда с опытом работы во Всемирном банке, она четко воспринималась как кандидат, поддерживающий курс на ЕС. Кроме того, Санду выступала против коррупции и олигархов. Несмотря на многочисленность кандидатов от правого фланга, небольшую длительность предвыборной кампании, ограниченность финансового ресурса, кампанию дезинформации против нее и незначительный доступ к СМИ, Санду удалось финишировать второй.

Moldova1-min

Решение КС было обусловлено массовыми протестами, которые организовали новые правоцентристские движения

Международная обстановка – важный элемент внутренней и внешнеполитической головоломки Молдовы. После парламентских выборов 2009 года ЕС приветствовал новый Альянс “За европейскую интеграцию”, созданный проевропейскими партиями для продвижения демократических реформ и эффективного государственного управления. В ЕС Альянс рассматривали как стабильного партнера на западной границе Союза; Молдову воспевали как “историю успеха” и “чемпиона” Восточного партнерства. Но Альянс не смог реализовать реформы, а лидеры правящей партии фигурировали в коррупционных скандалах, все больше разочаровывая население. После парламентских выборов 2014 года ЕС призвал выигравшие проевропейские партии создать «ответственное правительство». Только с ратификацией Соглашения об ассоциации между ЕС и Республикой Молдова руководство ЕС более настойчиво заговорило о «политизации государственных институтов, системной коррупции и реформе государственной службы, нацеленной, помимо всего прочего, на улучшение эффективности регуляторных органов, прозрачность и подотчетность в управлении государственными финансами» в молдавской политике. Это ознаменовало явный сдвиг в отношении руководства ЕС к политическим элитам Молдовы. Так ЕС отреагировал на мошенническую схему по выведению $1 млрд и другие политические коррупционные скандалы. Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк и ЕС заморозили финансовую помощь Молдове в 2015 году. ЕС пообещал возобновить поддержку после формирования новой коалиции, а также после того, как правительство достигнет финансовой договоренности с МВФ.

Одним из ключевых факторов “особого интереса” России к Молдове является конфликт в Приднестровье

“Особый интерес” России к Молдове включает несколько факторов. Одним из ключевых является конфликт в Приднестровье. Кремль считает самопровозглашенный пророссийский Приднестровский регион Молдовы своим форпостом в структуре безопасности региона. Там до сегодняшнего дня присутствуют 1 200 российских военнослужащих и около 20 000 тонн амуниции из–за отказа России выполнять Стамбульский документ 1999 года. Кремль рассматривает пророссийское Приднестровье как противовес усилиям США и ЕС по продвижению своих интересов в Молдове. Россия считает Приднестровье фактором, который обеспечивает нейтралитет Молдовы и тормозит сближение Кишинева c НАТО. Администрация Приднестровья негласно поддерживала пророссийского кандидата Додона на президентских выборах и способствовала явке избирателей, предоставляя транспорт для подвоза на избирательные участки.

В последние годы, Кремль постоянно поддерживает левые партии, включая Партию коммунистов, Партию социалистов и левую популистическую “Нашу партию”. Лидер социалистов Игорь Додон обеспечил себе поддержку Владимира Путина на парламентских выборах в Молдове 2014 года. На президентских выборах 2016 года Россия поддержала Додона позитивным позиционированием в медиа и благословением Патриарха Кирилла.

Кремль также пытался использовать автономный регион Гагаузии для давления на руководство в Кишиневе. Россияне поддержали референдум в Гагаузии по присоединению к Евразийскому таможенному союзу (сейчас Евразийскому экономическому союзу). При поддержке администрации Гагаузии Додон выиграл во втором туре 98,89% голосов избирателей региона.

Создается впечатление, что Россия будет и дальше давить на руководство в Кишиневе через сепаратистские регионы Приднестровья и Гагаузии, чтобы подрывать ориентацию Молдовы на Западную Европу. Чтобы нейтрализовать усилия России, руководство Молдовы должно продолжать реализацию демократических реформ и предложить инклюзивную социальную политику для территорий с высоким потенциалом сепаратизма.

Текущее состояние и прогноз на будущее

Победа лидера социалистов Игоря Додона на президентских выборах может вызвать предположение о дальнейшем пророссийском векторе внешней политики Молдовы. Однако предвыборная риторика не всегда перерастает в политику. Более того, у президента Молдовы ограниченные полномочия. Власть, необходимая для принятия решений касательно внешних и внутренних дел, находится в руках парламента и правительства. На практике у президента нет полномочий отозвать Соглашение об ассоциации между ЕС и Молдовой. На данный момент премьер–министр Павел Филип возглавляет европейски–ориентированную коалицию, которая пока что контролирует парламент. Молдова уже установила крепкие связи с ЕС с помощью Соглашения об ассоциации и ,в частности, Соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли. Учитывая культурную и политическую поляризацию страны, любое решение о радикальном сдвиге во внешнеполитическом векторе Молдовы встретят массовыми демонстрациями и уличными протестами.

Политические расклады после президентских выборов уравновешиваются пророссийским президентом и проевропейским парламентом. Хотя следующие парламентские выборы должны пройти в 2018 году, Додон уже заявил о готовности инициировать досрочные парламентские выборы в 2017 году. Новоизбранный президент считает, что социалисты могут получить в законодательном органе большинство и таким образом ослабить проевропейскую коалицию. Досрочные выборы приветствует также лидер «Нашей партии» Ренато Усатый, который поддерживал Додона во втором туре президентских выборов.

Однако не все политические партии поддерживают эту инициативу. Лидер Демократической партии и предположительно очень влиятельный политик Владимир Плахотнюк заявил, что у нового президента нет законных полномочий объявить досрочные парламентские выборы, и что таковые сказались бы негативно на стратегическом интересе страны. Демократическая партия Молдовы огласила, что поддержит реформу избирательной системы: по новому принципу половина членов парламента будет избираться по партийным спискам, а половина – по одномандатным округам. Поскольку Демократическая партия располагает значительными финансовыми и информационными ресурсами, а ее представители занимают многие государственные должности, Плахотнюк надеется увеличить представительство партии в парламенте после следующих выборов.

На практике у президента нет полномочий отозвать Соглашение об ассоциации между ЕС и Молдовой

В правоцентристском поле Майя Санду и ее партия “Действие и солидарность” получили узнаваемость во время президентской кампании. Она не выиграла президентские выборы, но получила поддержку на национальном уровне от представителей молдавской диаспоры. Санду нарастила поддержку в обществе благодаря антикоррупционному меседжу и проевропейской направленности. Чтобы быть конкурентоспособной на следующих президентских выборах, партии “Действие и солидарность” нужно сосредоточиться на коммуникационной кампании для низового уровня в северных и южных регионах страны, выстроить поддержку на местном уровне, создать территориальные организации, а также сильную команду с известными и авторитетными лидерами.

Пока рано предсказывать поведение других правоцентристских партий – Либерал–демократической партии, Либеральной партии Молдовы и Демократической партии. Есть вопросы о вероятности формирования из них консолидированного блока с партией Санду в противовес политическому влиянию левых партий Додона и Усатого. Новая сильная бескомпромиссная политическая сила проевропейского направления может сохранить политический баланс в стране.

На международном уровне текущий конфликт в Украине и эскалация кибервойны со стороны России повышают уровень угрозы в регионе. Международные организации и Европейский Союз пересмотрели свою политику в отношении Молдовы. В 2016 году молдавское правительство повторно обговорило соглашения с Международным валютным фондом и Всемирным банком. После этих новостей ЕС гарантировал Молдове доступ к 15 млн евро для проведения реформы госслужбы, и 45,3 млн евро прямой бюджетной поддержки. Для обеспечения финансового интереса ЕС было установлено новое сотрудничество между Европейским бюро по борьбе с мошенничеством (OLAF) и Национальным антикоррупционным центром Молдовы для предотвращения коррупции и мониторинга реализации финансовых проектов. Будущая совместная работа европейских институтов с институтами Молдовы будет определяться более жестким мониторингом того, как используются эти средства.